© Что вспомнилось…

 

      Я все на свете знал, все пробовал на зуб,

Не замечал погоду, был довольно скромным.

      Ах, как был молод я, как бесконечно глуп,

      И как сейчас приятно это вспомнить…

 

Всю жизнь пишу и прозу и стихи,

Не жду и не надеюсь на признанье,

Теперь решил писать воспоминанья.
Все, что припомнится: события, грехи…

Словарь мой скуден, а порой убог,
И с рифмой я не слишком аккуратен...
Оправдываюсь тем, что я не Бог,
А мир, увы, банально необъятен...
Его не зря я поминаю всуе,
С чего бы каждый день, который год
Все,  что мне удается, я рифмую,
Пишу что только в голову взбредет...
…Вот мы гоняем мяч на Пролетарской.
Нас жжет азарт - мешаем людям спать.
Выходит дед, ругаясь по-татарски,
Он обещает всех перестрелять.
Игра окончена, угроза не всерьез,
И, расходясь, мы даже посмеялись.
Нас окружало множество угроз,
Но мы их почему-то не боялись.
Лет где-то шестьдесят тому назад
Полны азарта, счастья, оптимизма
Мы верили в себя и в свой отряд

И жили в ожиданьи  коммунизма.
В те годы на просторах Барнаула
Сложился не совсем обычный микс.
Вот список  одноклассников моих:
Сердюк, Дическул, Уздина, Шкатулло,
Нелидин, Ларин, Цетлина Галина,

Амирова Рогнеда, Мушер, Ламм…

Как говорил когда-то Мандельштам:
 «…Я список кораблей прочел до середины...»

И всплыл мой дом, колонка и сарай

Отец и мать и прочая натура.

Вот так и «полетела душа в рай,

А ноги поплелись в комендатуру…»

Да, этот дом, в который в сорок пятом

Меня принес хромающий отец.

Я был еще ни в чем не виноватый,

Представ пред этим миром наконец.

Такой густой и ароматный быт
В том доме рос на тесноте, на ссорах,
Что кажется и внукам не забыть
Все лабиринты темных коридоров.

Там пилось-елось голодно, но всласть,
И те, кого война не истребила,
Чехвостили родную нашу власть,
Как воевали, с той же самой силой.

Не помню, чтоб за это их сажали,

Или, напротив, выдавали ордена.

Они и сами тихо умирали,

Дожив те крохи, что оставила война.

Мне говорили: Славка ваш - бандит...
А я его любил, не потому что молод,
А потому, что на дядьславиной груди
Был храм Василия Блаженного наколот.
Когда на голову и грудь он воду лил
С похмелья молчаливый и неловкий,
Хоть в Бога я не верил, но просил,

Чтоб он мне показал татуировку.
Я по наклонной не скатился вниз
И у меня теперь такое чувство,
Что этот воровской пуантилизм
Был первым приобщением к искусству.

По праздникам и в табельные дни

Был Федя Гвоздев. Было интересно

Шагать с ним строем, распевая песни,

Держа в руках бенгальские огни.

Мы пели громко, весело, легко,

Летели песни далеко и жарко.

И с нами пела Маша Веремко

По дворовому прозвищу Овчарка.

За что же так? В чем Маша виновата?

В том, что она, и это без вранья,

Была, служа в охране комбината,

Грозой ворья и всякого жулья.

Но время шло не думая о нас.

Похоронили Федю, строй распался,

Пленил нас твист, мы позабыли вальс,

Но вкус к разнообразию остался.

И я поверил в правду, новый стиль,

Чтоб не казаться лохом и салагой
Из розовой футболки сшил носки,
Заузил брюки – то есть стал стилягой. 

А дальше было все еще смешней,
И злее, яростней, печальней, веселее…
Я не загнал тогда своих коней
И приз не взял, о чем не сожалею.

Нет у судьбы обратного движенья.

Не возродить тот воздух, песни, свет…
У тех людей я б попросил прощенья
За то, что жив, а их давно уж нет.

Раскаиваться можно без предела,

Но даже если лоб весь расшибешь

Им до меня нет никакого дела…

А рай и ад всего скорее ложь.

И что теперь? Теперь как от беды
От них не открутиться мне, хоть тресни,
С тех пор так много утекло воды,
Что их никак не выбросить из песни.

Не выбросить и всех моих врагов,
Они даны нам свыше не напрасно:
Без них я догадаться бы не смог,
Что жизнь, хоть есть сомнения, прекрасна.

 

2

 

Родился я и рос на берегу Оби

И пару раз тонул в ее объятьях.

Но никаких претензий и обид

Родной реке не стану предъявлять я.

Во-первых, дважды выплыл, во-вторых,

Я научился плыть не по теченью.

А дальше пристрастился к чтенью

И мне открылся мир миров иных…

 

           

Сентиментальная песня о Лиепае

Старый, захолустный городок
На морской излучине прилег.
Он спокойно спит и видит сны
На предмет весны и тишины.
Рядом ходит море вглубь и ширь –
Это как движения души.
Манит то весельем, то тоской
Городок морской или мирской…
А ведь в нем и я когда-то жил,
С кем-то пел, а с кем-то только пил,
Был я в этом городе влюблен,
Да уехал город за кордон…

Через тыщу лет и сто границ
И калейдоскоп каких-то лиц
Я приехал… Вот он мой причал
Тот, где я тебя тогда встречал.
Вот дома… но в них не тот уют
И они меня не узнают.
Даже этот парк, где мы с тобой…
Я и для него совсем чужой.
Походя в меня всадили нож,
Заявив, что ты здесь не живешь.
Я не умер... Буду вспоминать
Тех, кого уже не увидать...
Старый захолустный городок,
Тот, что на излучине прилег,
Что спокойно спит и видит сны
На предмет весны и тишины.
09.04.13 

....................................

Мне семьдесят и я вполне седой.

Что ж впереди? Что в перспективе дымной?

Ах, ясно – я не стану рокзвездой!

Как говорилось в древности «Увы мне!».

 

Понятно, что уже не накоплю

Ни миллион, ни четверть миллиона…

Хоть деньги я по-прежнему люблю,

Но как-то вяло, как-то утомленно.

 

А жизнь вокруг почти сошла с ума,

Меняют все: одежды, мысли, гимны…

Не знаю точно - ждет ли нас сума...

А вот могила... Словом, вновь «Увы мне!».

 

Когда-то сам себя я ввел в обман,

Была ошибка грубой изначальной!..

…и сердце, как замученный шаман,

Колотит в бубен зло и машинально.

 

……………………………..

 

И мной когда-нибудь

(Подозреваю скоро)

Проделан будет путь

Из фауны во флору.

 

Мой ген какой-нибудь

Переместится в розу

И будет сок тянуть

Из пошлого навоза.

 

Вот почему скорблю,

Точу свои балясы:

Я соки не люблю,

Предпочитаю мясо.

..........................................

Ну вот и я задумался о смерти...
Перед началом скорбного пути
Прости мне Бог мое немилосердье
И все мое ничтожество прости.
И что был слаб, того не замечая,
И не искал чего ждала душа...
По жизни шел как будто сгоряча я,
А получилось очень не спеша.  

…………………………..

 

В словах конечно правды нет,

А уж в рифмованных подавно.

Забудь про то, что не поэт!

Забудь! Забыл? Ну вот и славно.

И как поклонник декольте

И прочих прелестей прелестных

Свои неправедные тексты

Пиши в библейской простоте…

Мол, где ты, первая любовь,

Та, что ударила кастетом

По ребрам, в пах, в печенку, в бровь?..

Но ты же стал почти эстетом.

Искать конца в конце туннеля

И пресловутый этот свет...

Смешно, мой друг, мы еле-еле

Жить научились среди бед.

А дальше… дальше как сойдется:

Тропа, обрыв, то боль, то грусть…

Терпи, дружок, тебе зачтется,

А не зачтется, ну и пусть!

Сиди пока на этом склоне

Среди глупцов и подлецов…

Говно плывет, надежда тонет,

И гнев уродует лицо...

26.10.15

 

 

 

Писать стихи легко и просто...

 

Писать стихи легко и просто,
Конечно если есть посыл!
К примеру, весь горишь от злости
Или влюблен, как сукин сын…
Когда-то юный идиот
Изобретал я афоризмы,
Мол, все что движется солжет:
Друзья, жена, религия, народ!..
Все предадут! Все, но не рифма.
А так же ритм! Их будет двое,
А третий я, и мы спасем
Наш мир от мрака и застоя
Потом, естественно, споем…
...И вот теперь я старый и матерый.
Мои друзья сантехники, монтеры
Зовут меня по отчеству, а это
Покруче, чем признание поэта.
Стихи, поэзия им кажется забавой
Интеллигентов, проще, дураков.
А что до славы… Ну, зачем им слава -
Горсть ни на что негодных медяков.
Писать стихи забава для подростков,
Пока ты чист, бесстрашен и красив
Пиши! Пиши! А мудрость это просто:
"Не верь, не бойся, не проси!"
Мы собирались жить умней отцов,
Мечтали мудрыми стать оба.
Дождался друг в конце концов
Лишь горсть земли на крышке гроба.
И я все сиротей день ото дня,
Друзья... враги… Уж кто-то и не вспомнится...
Да! Есть  теперь подруга у меня...
Ее зовут бессонница.
2016

................................................

 

А завтра мир проснется без меня
И не заметит этого! Выходит,
Я мог бы не рождаться вообще.
И в этом нет проблемы для природы,
Ей все-равно герой или подонок,
Родится, вырастет, умрет…
И для меня особой нет проблемы,
Ведь, по большому счету, все-равно
Когда умру, зачем еще живу
Восьмой, прошу прощения, десяток?
А кто-то миг, день, месяц, год и все…
Кто нам определил все эти сроки
И ограничил нас личиной человека,
А не, к примеру, кошки или камня?
Или вот так: сегодня ты камея,
А завтра крокодил или улитка…
Нет! Я не против жить еще лет десять,
Но для чего? Хотелось бы понять!
Зачем понять, мне тоже непонятно…
Но я за продолжение банкета!
2016

..............................................

 

Какая грусть в вечерней атмосфере…

Хитрят, но не обманывают звери…

Как прочен мир и как недолог сон…

Поспешно я распахиваю двери,

И свежий ветер мне дает пинка –

Конец снегам, пора тепла, дождей…

Опять плывут по небу облака,

Похожие на профили вождей.

................................................

Все суета, когда за шестьдесят,
И что-то жмет под левою лопаткой,
И дева старая косой кидает взгляд
Все чаще, чаще... но пока украдкой.

Ее трудам конца и края нет,
Ее коса, как ясно без рекламы,
Гораздо эффективней, чем “Жиллет”
И безотказней лучшей пилорамы.

Все суета - твердил Екклессиаст.
Но прав он был, по-моему, отчасти:
Все суетой становится в тот час,
Когда вам с кем-то изменяет счастье.

А так же если вам так много лет,
И что-то жжет под левою лопаткой.
И дева страшная свой фирменный “Жиллет”
Вострит и косится украдкой.

 

*****************************

 

Завечерело… солнце в полкарата
Искрится и пленяет чудаков,
И падают на низкий лоб заката
Нечесаные кудри облаков.

И мысли, как недремлющие рыбы,
Всей стаей совершают поворот –
Похожа жизнь почти на анекдот,
А как мы жить хотели и могли бы!

 

*************************

МОЯ ГИТАРА

Вот она в моих руках:

Гриф потертый, дека,

Шесть распято на колках

Скоро уж полвека.

В руки взял как в первый раз,

Я не пел лет двадцать.

А играю я сейчас -

Будете смеяться.

То треплю, то тереблю,

Крепко обнимаю…

А за что ее люблю

Сам не понимаю…

Кто ты, первая струна,

Расскажи секрет свой?

Я – сказала мне она, -

Просто твое детство.

Я тот тощенький малец

В пиджачке потертом,

Я твой умерший отец

В пятьдесят четвертом.

И вторая первой вслед,

Но не в лад лопочет:

Пролетело столько лет,

Так чего ж он хочет!?

Третья: ты давно остыл

И душа пустыня,

Променял свои мечты

На дела пустые.

И четвертая блажит:

Был вдобавок трус ты,

Не сумел ты смело жить,

Подружился с грустью.

Струны все наперебой

Загалдели хором.

Жизнь мою, мою любовь –

Все клеймят позором

Вспоминай, каким ты был –

Ласковым и нежным.

Был ли мальчик? Может быть

Мальчик-то и не жил…

Я рукою их прижал,

Я сказал им горько:

-Мне себя ничуть не жаль

И других нисколько.

Может я и слаб бывал,

Прыгал по указу,

Но зато не предавал

Никого ни разу…

Да, конечно, сбита спесь,

Поредел мой волос,

Нет седьмой струны, но есть,

Мой упрямый голос!..-

Вспомнил все… Беру аккорд

На семи горячих…

Ах, как много всяких морд

Позади маячит.

Впереди ж… Гитара пой

Напоказ видна всем,

Радость, боль или покой

Умножай мне на семь!..

То треплю, то тереблю,

Крепко обнимаю…

Ах! Как я тебя люблю

К сердцу прижимаю…

 

**********************

 

 

 

Я не любитель круглых дат

В них вообще немного смысла

Чего их ждать, и так года

Нам плечи гнут, как коромысла.

 

«Под хвост попала мне шлея…»

И, помня прежние упреки,

Тебе, красавица моя,

Я посвящаю эти строки.

 

Рулишь ты мягкою рукой

Тебе я в этом потакаю,

И потому что я такой,

И потому что ты такая.

 

Тебя прижму покрепче я

И жизнь легка и неопасна…

Есть ты, а значит, есть семья

И все на свете не напрасно…

 

Прошли мы вместе сорок лет,

И каждый год мне мил и дорог

И я готов, вопросов нет,

С тобой прожить еще лет сорок...

 

…………………………..

 

РОМАНС

 

Как странно, что во мне еще не все сгорело,

И что адреналин порой волнует кровь

Пусть семьдесят своих я прожил неумело,

В уме еще держу то деньги, то любовь.

 

На днях кукушка мне сулила четверть века.

И если верить ей - еще мне жить и жить,

И если верить ей, то я дождусь успеха.

Какого и зачем - забыл ее спросить.

 

Конечно, это блажь – еще во что-то верить.

Неумно и смешно надеяться на жизнь,

Ведь вот уже скрипят, захлопываясь, двери

И это мне кричат «поберегись!»

 

Увы, романс  жесток, но жизнь еще жесточе.

Не глядя на меня, жизнь ходит стороной,

В компании других она сейчас  хохочет,

И кажется - смеется надо мной.

2015 г.

…………………………..

 

 

 

<iframe allowfullscreen="" frameborder="0" height="315" src="//www.youtube.com/embed/ezXOc96IAIA width=" 420"="">

p>