ЛИЕПАЯ

 

 

LIEPAJA...  ЛИЕПАЯ... I am seventy...

Закончилась ударная неделя моего отпуска. За эти семь дней мы посетили пять музеев и каких! Лувр! Центр Помпиду! Д Орсе! Рийксмузеум! Музей Ван Гога!..  Слово "посетили" правильное слово, потому что три из пяти музеев требуют минимум месяц каждый, чтобы хоть немного вникнуть в то, что они нам предлагают. Да и в двух других по недельке бы каждый день по три-четыре часа провести не мешало. А так посетили, осмотрели, мозги разлетелись в дребезги от напора впечатлений, но... другого не было дано. И на этом огромное спасибо судьбе и Лиле... (Лиля - моя жена)

И вот Лиепая, захолустье Европы, да, собственно, вообще глухая латвийская провинция. Боже мой! Здесь тишина, море, и никаких... и никого... И первое, что мы читаем в рекламе, что в местном музее выставка графики и керамики Сальвадора Дали! "Ne var but!"-подумал я на местном диалекте. "Var but, var but!"-ответил мне внутренний голос. Это судьба наша такая в июле месяце 2013 года. Мне шестьдесят восемь лет-невероятная цифра. Но зато внуку Ивану тринадцать. И мы с ним, дав себе неделю на борьбу с холодным морем и холодным ветром, таки отправились в лиепайский музей на выставку Дали.

Про Дали все сказано, написано и добавлять что-либо не просто дерзко, но глупо. Правда Ваня прямо сказал, что ему представленное на выставке творчество Дали не понравилось, а я скажу только, что, и это видно по выставленным графике и керамике, человек этот Дали - гений с вывернутыми наизнанку мозгами. То, что он гений у меня сомнений нет, как их не было и раньше. Но вот что я там подумал, если бы Дали родился в 17-ом или 18-ом веке он так же валял бы дурака ради популярности или нет? Наверное да, ибо пиар и тогда был нужен, а характер есть характер, он управляет человеком, а не наоборот.

И все-таки чемпионом выставки, по крайней мере для нас с Иваном, стал не Дали, а один из посетителей, которого мы неостроумно назвали Мессия. Невысокий, худой сильно бородатый мужчина средних лет был одет в длиннополый черный сюртук с короткими рукавами, из которых живописно, в виде бахромы, свисали рукава белой испещренной мелкими кабалистическими рисунками рубашки. На шее у него намотан красный шарф длинный конец которого был заброшен на спину и тоже свисал... В ушах крупные серьги в виде крестов. Через плечо сумка с вышитым большим крестом, вокруг которого рос растительный орнамент. Иван его определил как арабский. Мужчина этот с каким-то сугубым серьезом, достойно оглаживая бороду, не спеша рассматривал гравюры, которые Дали назвал Двенадцать апостолов или Рыцари круглого стола. Гравюры исполнены в технике быстрого фломастера, маркера, то есть, хаос линий за которым угадываются фигуры людей по контуру намеченные золотыми или серебряными пятнами. 

Что видел в этих нарочито небрежных, ловко сделанных гравюрах человек, вид которого и гармонировал и одновременно конкурировал с развешанными на стенах рисунками? Кто он? Глава какого-нибудь локального религиозного течения? Лидер секты, группы баптистов? Тут их полным-полно. А может он просто одинокий апостол, спаситель человечества... или больной...

Я понял, ходить надо в провинциальные маленькие музеи, только здесь можно как следует рассмотреть, что тебе показывают. И в качестве бонуса ты еще видишь посетителей, часто не менее интересных, чем то, что развешено по стенам.

...Погода нас не баловала целую неделю, ветер, облачность, снова ветер не того направления, в общем, прохладно. А сегодня выдался прекрасный день, мы в гостях на даче у наших друзей. Отметили день Военно-морского флота СССР, теперь России, съездили на море, это рядом, искупались, выпили еще. Словом, все как положено, все по схеме, то есть правильно. На соседнем участке развевался флаг ВМФ СССР, рядом с ним разгуливал аист, который позже прошествовал рядом с дачей, где мы заседали. Как нам объяснили хозяева, он у них постоянный гость и по настроению иногда ест прямо из рук, но сегодня постеснялся гостей, то есть нас с Иваном, и не зашел. Это правда, он у них и в прошлом году прогуливался между грядок, я это видел. Вот такая тут идиллия. Иван это снял на камеру.

...Раньше я любил многое, а теперь все меньше и меньше вещей и явлений вызывают у меня волнение и приязнь. И есть то, что мне нравилось с детства и до сих пор. Ну, например, Достоевский, почти все его романы. Я не шутя и с тем же волнением перечитываю их сейчас, хотя знаю, что меня ждет не только в конце, но и на следующей странице. Хемингуэя любил всю юность, молодость, а сейчас отношусь более холодно. "Иметь и не иметь" - великая вещь, но Гарри Морган уже не я, как это было раньше, а другой человек, американец. Это наверняка означает, что я постарел, а роман нет. Или те моральные принципы, которыми жил Гарри, устарели. Хотя какие у него моральные принципы? Как у дона Карлеоне, как по большому счету, у Достоевского. Это конечно смелое, точнее, глупое сопоставление, но сейчас именно оно мне кажется правильным. 

Про дона Карлеоне я упомянул потому что сейчас увидел и решил перечитать "Крестного отца" Марио Пьюзо и в третий, по-моему, раз убедился насколько это умная талантливая книга. И это при том, что книга эта - крутой детектив.

    БАЛЛАДА

Всю жизнь пишу, зачем - не знаю!
Зачем бумагу истребляю?
Зачем точу карандаши?
Кто шепчет мне: пиши, пиши..?
Ведь вряд ли Бог, воздев десницу,
Решил: «Его я накажу!»,
Но за  страницею страницу
Я, как подорванный,  пишу.
И уж конечно не для славы
Ползет вперед мой стих корявый,
Не ради длинного рубля,
И даже не забавы для…
Не знаю, в общем,  я ответа,
Зачем я должен делать это,
Порой лишаясь даже сна...
Кто заставля..? Нет,  не жена.
Она как раз меня жалеет:
Ласкает, холит и лелеет…
Я под пятой ее забот
Уже пятидесятый год...


Есть на земле немало мест,
Где можно жить, творить, плодиться,
Разбогатеть и разориться…
И получить в финале крест...
Их все другим я уступаю,
Не потому что не успеть…
Нет, лишь в Москве и в Лиепае
Хочу я жить и умереть.
Есть что-то общее в них, есть!
Вот только что оно такое?
Я счастлив там и счастлив здесь
И здесь и там мне нет покоя…


ЛИЕПАЯ

 

О, Лиепая! Ты есть чудо!
Прет свежий воздух отовсюду.
При этом он настолько свеж,
Что хоть его ножами режь.
Здесь море мило захолустно,
То скромно яростно, то грустно...
Оно воркует с трех сторон
И нагоняет сладкий сон.
А супер-пляж и супер-дюны!
Тут даже в урну стыдно плюнуть...
Скажу, чтоб больше не соврать:
Ребята, надо  загорать!
Здесь хорошо живется кошкам,
Есть даже пруд для лебедей,
Велосипедные дорожки...
Все, как в Европе у людей!
Да, здесь бывает скучновато...
Но рядом лес, в лесу опята.
И при везеньи за часок
Легко настричь опят мешок.
Как освежает Лиепаю
Бег лиепайского трамвая:
Узкоколеен, бодр, ретив,
Он даже, может быть, красив!
Здесь вообще не властны годы:
Все та ж погода и природа
И только старятся как я,
Мои туземные друзья.
Когда-то было их немало.
Не знаю, что так повлияло,
Но поголовие друзей
Редеет с каждым днем сильней.
На лоне, так сказать, природы
Друзья имеют огороды.
На них выращивают впрок
Картошку, свеклу,лук, чеснок,
Морковку и другие фрукты –
А заграничные продукты,
Все, без чего не можно жить,
Извольте в маркете купить.
О, лиепайский рынок! Это -
Почти восьмое чудо света!
Его нельзя перехвалить,
И невозможно не любить!
Великолепны пол, прилавки,
Дизайн, весы, торговки, лавки…
Блестит, начищен, овощ-фрукт,
Но краше всех морской продукт:
Селедки стройными рядами…
Форель, лососи перед нами
Лежат, развратно обнажив,
Свой откровенный рыбий жир.
Здесь, как за пазухой у мамы!..
А вот вам факт, а не реклама -
Излечит от любой тоски
Икра копченая трески.
Глаза на вас таращат раки…
С любовью смотрят, как собаки,
Миноги… Нет, лишуся сна!..
Уже и так пошла слюна…
И ничего теперь не надо –
Здесь все, чего ждала душа!...
Ах, Лиепая! Эльдорадо!..
Ты, как и прежде, хороша!.
Короче, кайф!.. Заныли струны…
Я, так сказать, почти что юный!..
Нирвана вот она - близка…
Но тут какая-то тоска
Со дна души моей беспечной
Приподнимается навстречу
Той самой радости, что прет...
В чем дело? Что за поворот?!
Придурок, ешь горох со шпигом
И наслаждайся каждым мигом,
А так же рижский пей бальзам
С шампанским рижским пополам!..
Здесь, черт возьми! такое  море,
Здесь тишина в конце концов…
В Москве ж… Я сам с собою спорю,
Я сам себя убить готов.
Зачем, зачем тебе Тверская,
Поток машин, погода злая?..
Троллейбус медлит, ветер, дождь…
Не то бежишь, не то ползешь…
И лезут мысли все о деле,
Что конкуренты одолели,
Что неприятности горой,
А я уже не тот герой.
И как надломленный росток
Я долу голову клоню,
Все меньше думаю о «ню»,
И тянет-тянет на восток...

          

Когда-то дед меня пугал,
Чтоб книг я много не читал.
Внушал мне мудрый старичок:
"Ох, зачитаешься, внучок!.."
Не ведал, к  счастью, нервный дед,
Что я к тому же и поэт...
А очень плох или не очень
Судите сами, детвора,
А я устал, и спать пора!
Пока-пока! Спокойной ночи!

2007-2012