ЛИЕПАЯ

 

 

LIEPAJA...  ЛИЕПАЯ... I am seventy...

Закончилась ударная неделя моего отпуска. За эти семь дней мы посетили пять музеев и каких! Лувр! Центр Помпиду! Д Орсе! Рийксмузеум! Музей Ван Гога!..  Слово "посетили" правильное слово, потому что три из пяти музеев требуют минимум месяц каждый, чтобы хоть немного вникнуть в то, что они нам предлагают. Да и в двух других по недельке бы каждый день по три-четыре часа провести не мешало. А так посетили, осмотрели, мозги разлетелись в дребезги от напора впечатлений, но... другого не было дано. И на этом огромное спасибо судьбе и Лиле... (Лиля - моя жена)

И вот Лиепая, захолустье Европы, да, собственно, вообще глухая латвийская провинция. Боже мой! Здесь тишина, море, и никаких... и никого... И первое, что мы читаем в рекламе, что в местном музее выставка графики и керамики Сальвадора Дали! "Ne var but!"-подумал я на местном диалекте. "Var but, var but!"-ответил мне внутренний голос. Это судьба наша такая в июле месяце 2013 года. Мне шестьдесят восемь лет-невероятная цифра. Но зато внуку Ивану тринадцать. И мы с ним, дав себе неделю на борьбу с холодным морем и холодным ветром, таки отправились в лиепайский музей на выставку Дали.

Про Дали все сказано, написано и добавлять что-либо не просто дерзко, но глупо. Правда Ваня прямо сказал, что ему представленное на выставке творчество Дали не понравилось, а я скажу только, что, и это видно по выставленным графике и керамике, человек этот Дали - гений с вывернутыми наизнанку мозгами. То, что он гений у меня сомнений нет, как их не было и раньше. Но вот что я там подумал, если бы Дали родился в 17-ом или 18-ом веке он так же валял бы дурака ради популярности или нет? Наверное да, ибо пиар и тогда был нужен, а характер есть характер, он управляет человеком, а не наоборот.

И все-таки чемпионом выставки, по крайней мере для нас с Иваном, стал не Дали, а один из посетителей, которого мы неостроумно назвали Мессия. Невысокий, худой сильно бородатый мужчина средних лет был одет в длиннополый черный сюртук с короткими рукавами, из которых живописно, в виде бахромы, свисали рукава белой испещренной мелкими кабалистическими рисунками рубашки. На шее у него намотан красный шарф длинный конец которого был заброшен на спину и тоже свисал... В ушах крупные серьги в виде крестов. Через плечо сумка с вышитым большим крестом, вокруг которого рос растительный орнамент. Иван его определил как арабский. Мужчина этот с каким-то сугубым серьезом, достойно оглаживая бороду, не спеша рассматривал гравюры, которые Дали назвал Двенадцать апостолов или Рыцари круглого стола. Гравюры исполнены в технике быстрого фломастера, маркера, то есть, хаос линий за которым угадываются фигуры людей по контуру намеченные золотыми или серебряными пятнами. 

Что видел в этих нарочито небрежных, ловко сделанных гравюрах человек, вид которого и гармонировал и одновременно конкурировал с развешанными на стенах рисунками? Кто он? Глава какого-нибудь локального религиозного течения? Лидер секты, группы баптистов? Тут их полным-полно. А может он просто одинокий апостол, спаситель человечества... или больной...

Я понял, ходить надо в провинциальные маленькие музеи, только здесь можно как следует рассмотреть, что тебе показывают. И в качестве бонуса ты еще видишь посетителей, часто не менее интересных, чем то, что развешено по стенам.

...Погода нас не баловала целую неделю, ветер, облачность, снова ветер не того направления, в общем, прохладно. А сегодня выдался прекрасный день, мы в гостях на даче у наших друзей. Отметили день Военно-морского флота СССР, теперь России, съездили на море, это рядом, искупались, выпили еще. Словом, все как положено, все по схеме, то есть правильно. На соседнем участке развевался флаг ВМФ СССР, рядом с ним разгуливал аист, который позже прошествовал рядом с дачей, где мы заседали. Как нам объяснили хозяева, он у них постоянный гость и по настроению иногда ест прямо из рук, но сегодня постеснялся гостей, то есть нас с Иваном, и не зашел. Это правда, он у них и в прошлом году прогуливался между грядок, я это видел. Вот такая тут идиллия. Иван это снял на камеру.

...Раньше я любил многое, а теперь все меньше и меньше вещей и явлений вызывают у меня волнение и приязнь. И есть то, что мне нравилось с детства и до сих пор. Ну, например, Достоевский, почти все его романы. Я не шутя и с тем же волнением перечитываю их сейчас, хотя знаю, что меня ждет не только в конце, но и на следующей странице. Хемингуэя любил всю юность, молодость, а сейчас отношусь более холодно. "Иметь и не иметь" - великая вещь, но Гарри Морган уже не я, как это было раньше, а другой человек, американец. Это наверняка означает, что я постарел, а роман нет. Или те моральные принципы, которыми жил Гарри, устарели. Хотя какие у него моральные принципы? Как у дона Карлеоне, как по большому счету, у Достоевского. Это конечно смелое, точнее, глупое сопоставление, но сейчас именно оно мне кажется правильным. 

Про дона Карлеоне я упомянул потому что сейчас увидел и решил перечитать "Крестного отца" Марио Пьюзо и в третий, по-моему, раз убедился насколько это умная талантливая книга. И это при том, что книга эта - крутой детектив.